Магнитотерапия - нетрадиционный метод лечения

Магнитетерапия

Магнит издревле удивлял и захватывал человека. Сколько известно металлов – ярко-желтое золото, серовато-белое серебро, красная медь, и только кусок черного железа обладает таинственным свойством притягивать к себе такое же вещество.

С древних времен человечеству известна неоднородность магнетических сил — куски железа не только притягивают друг друга, но и отталкивают. Это наводило на мысль о силах симпатии и антипатии.

Неизвестно, кто первый сделал попытку использовать магнит с целью лечения человеческих болезней, но документально установлено, что магнитотерапией занимался знаменитый врач позднего средневековья Теофаст Бомбаст фон Гогенгейм (Парацельс). Он использовал магнит для лечения женских болезней, кровотечений, пытался лечить раны, опухоли, переломы. Ученик Парацельса Геклениус издал учебник по магнитотерапии.


Однако настоящим взрывом в области использования магнитов были работы венского врача Франца Месмера. Современник и земляк Ауэнбруггера, а также ученик Ван Свитена, он совершенно случайно познакомился использованием магнитов в лечебных целях и увлекся этой идеей. Стремясь к знаниям, он купил несколько магнитов и применял их, прикладывая к больным частям тела своих пациентов — к сердцу, животу, голове. В большинстве случаев наблюдался прекрасный эффект. Продолжив эти исследования, Месмер начал назначать магнитные ванны, «намагничивать» воду, он быстро стал популярным врачом в Австралии и Баварии. Но Масмер был не только врачом-практиком, но и развил оригинальную теорию, в которой связывал эффект магнита с флюидами, плывущими к человеку от далеких созвездий. Он считал, что вселенная насыщенна невидимой субстанцией — эфиром, который проводит магнитные силы через организм человека.

Правда, Месмер проводил сеансы магнитотерапии театрально, в полутьме, сам одевался в фиолетовый наряд, его пациентов постепенно охватывало психическое возбуждение, вплоть до шокового состояния, которое Месмер считал необходимым для достижения лечебного эффекта. Месмер, стремясь получить признание своего метода Французской Академией, переехал в предреволюционный Париж, где вскоре стал самым известным врачом при дворе Людовика XVI. Но главной своей цели (научного признания) так и не смог достичь. Комиссия Академии, в составе которой были знаменитый химик Лавуазье и врач Гильйотен, оставшийся в истории как изобретатель «национальной бритвы» — гильотины, не сочли теорию Месмера достаточно убедительной.

Да и сам Франц Месмер впоследствии заметил, что применение магнитов в его сеансах вообще необязательно — кризис, возбуждение, лечебный эффект возникали и без магнитов. Самой обстановки сеанса, звукового и зрительного воздействия на больных было вполне достаточно для достижения желаемого результата. Однако он был не способен переступить «через себя», отречься от главного — своей неугасающей идеи о мощных флюидах, которые пронизывают вселенную.

В XX веке в результате развития электротехники люди опять вернулись к лечебному применению магнитного поля. Были сконструированы электроприборы, порождающие магнитные поля (как постоянные, так и переменные), но гораздо сильнее, чем те, что предлагал Месмер.

Были времена, когда наблюдался ренессанс в применении слабых магнитных полей. Постоянные магниты вошли в моду, когда пришли из Японии в форме магнитных браслетов и клипсов. Японские браслеты для лечения гипертонической болезни были объектом контрабанды и спекуляции. Их лечебный эффект при гипертонической болезни ничем научно не доказан. Более того, полагаясь на действие магнитных браслетов, некоторые пациенты пренебрегали постоянной рациональной медикаментозной терапией, а это приводило к ухудшению их состояния, появлению осложнений.

Вскоре интерес к магнитным браслетам упал, мода на них прошла. Однако появилась новая волна увлечения магнитотерапией, на этот раз с помощью магнитных клипсов. Если применение магнитных браслетов не имело под собой прочной теоретической базы, то под клипсы подвели серьезную базу — ведь ухо связано со всеми внутренними органами, здесь находятся акупунктурные точки, на одну из которых должны попадать магнитные силовые линии. Возможно, кому-то они и помогли.

Месмер оставил после себя в истории науки два термина — магнетизм и месмеризм. В одном он действительно был прав – в большом количестве случаев он достигал лечебного эффекта, но прошел мимо великого открытия, которое само шло ему в руки. Масмер не смог заметить двух явлений, свидетелем и создателем которых он был — гипноза и внушения.