Голубая бирюза - камень победы

Бирюза«Пируза»— по-персидски означает «победа». Видоизменившись, это слово попало в русскую речь. Может быть, цвет камня напомнил россиянам светлую листву берез, и появилось это веселое слово «бирюза», которое ассоциируется с весенней зеленью полей, неброскими перелесками и колками, отрадной порой сенокоса, раздольными равнинами средней полосы. Французы же называют ее «туркиз» по имени Турции, поставлявшей бирюзу на парижский рынок.

На Востоке это любимейший камень, талисман. Главное назначение бирюзы — обеспечить победу. Иногда этот «камень победы» или «камень сана» рассматривается и как амулет против сглаза. Его месторождения разыскивались в неприступных горах и знойных пустынях. По своему составу бирюза относится к группе водных фосфатов алюминия и меди, сравнительно легко растворимых в воде, особенно в горячей. Поэтому она легче сохраняется в безводных пустынях. Наиболее ценными считаются темно-голубые разновидности без облачной пятнистости и пятнышек белого и бурого цвета. Особенно хороша была старая бирюза Средней и Северной Персии, нынешнего Ирана.

Для древних минералогов центром добычи, продажи и обработки бирюзы были районы Семиречья, место непрерывных войн монголов с коренными народами.

Первым делом завоеватели старались захватить Северную Персию, где располагается самое богатое месторождение Азии близ города Нишапура. Отсюда бирюзу под строгой охраной специальные люди (что-то вроде современных инкассаторов) вывозили в Мешхед, где ее обрабатывали на примитивных станках. Бирюза мягкая и поддается первичной обработке даже рашпилем. Бухарские и персидские купцы везли ее в Туркестан, Тифлис, Багдад и Константинополь. В России ею торговали на знаменитой Нижегородской ярмарке.



Недавние раскопки в Кызылкумах показали, что наиболее крупные месторождения Западного Узбекистана вырабатывались, начиная с неолита, на протяжении многих веков и отработаны процентов на 60—70 до глубины 3—10 метров. Бирюза же распространена до глубины 30—50 метров, редко — до 80. Но многие месторождения (Ауминза, Тайшан, Султануиздаг) на глубину не разведаны, хотя выход ювелирной бирюзы (высших сортов) здесь очень высок и достигает 15—20 процентов. Недавно обнаружено новое месторождение в северной Армении. Здесь бирюза необычного зеленоватого цвета, напоминающая резеду на закате солнца.

В Средней Азии бирюза встречается во многих местах, но наиболее значительные месторождения се были и разрабатывались близ Ходжента, Самарканда, Исфа-ры. Во всех месторождениях бирюза залегает в виде тонких прожилок, образуя затейливую сеточку. Любопытно объяснение древними авторами процесса образования бирюзы. Бируни подчеркивает, что не все считают бирюзу настоящим камнем. Авиценна говорит, что настоящие камни образуются двумя способами: «один из них — в результате высыхания глины, а второй — в результате затвердевания или замерзания воды (Ибн-Сина «Китаб аш шифа», «Книга исцеления души», Ташкент, 1976, с. 46). Иными словами, образование камней может быть либо первично осадочным, либо гидротермальным. Это если говорить языком современной терминологии. А тогда происхождение бирюзы казалось странным. Ученый арабского Востока Димишка считал, что бирюза — «это камень, образующийся из медного дыма, поднимающегося из ее (меди) рудника». По-современному это месторождения эксгаляционные, или телескопиро-ванные. Иногда прожилки тонкие, но их так много, что камень становится удивительно декоративным, привлекательным, особенно когда нежно-зеленые ниточки пронизывают коричневую массу кислого пехштейна (кварцевого порфира).

Поделочные камни — это те части достаточно толстых прожилков бирюзы, которые складываются вместе с породой. Бирюза практически никогда не встречается в виде крупных кусков или сплошных масс. Самый тяжелый кусок бирюзы весит около 50 г. Он был найден еще в прошлом тысячелетии на руднике реки Иляк (ныне Ангрен, приток Сыр-Дарьи, близ Ташкента). Но время источило камень, даже слава его поблекла и стерлась в памяти народной.

Высший ювелирный сорт должен быть твердым, плотным, с густой окраской; после полировки — гладким, с блестящей поверхностью. Существуют красивые бирюзовые поделки из особого лучистого сорта бирюзы, ее называют на Востоке ширфам. У нее цвет неба — чистый, незамутненный. Такой камень не поддается напильнику, не меняет цвета от огня и горячей воды. Иногда в камне счастливо сочетаются цвет зелени и молока — такой бирюзе цены нет.

Бирюза — камень капризный: он болеет, стареет и умирает. Средний срок жизни бирюзы 10—20 лет. Состояние камня зависит от погоды, туч, ветра. Благовония и притирания так же, как и ароматические вещества и косметика, понижают качество бирюзы: тепло высушивает камень и он растрескивается, «масло убивает ее» (Бируни, с. 159), но животный жир, особенно курдючное сало, ее воскрешает.

Разгадка старения камня в вещественном составе бирюзы: она представляет собой полуустойчивое соединение (водный фосфат алюминия и меди), очень близко стоящее к купоросам. Поэтому бирюза легко меняет свой состав и при потере воды (в жарком климате), и при ее избытке (растворение). Она легко адсорбирует летучие вещества. Жиры животного происхождения (в особенности курдючное сало) предохраняют камень от контакта с атмосферой и продлевают жизнь.

Думается, что, как и все прочие талисманы, амулеты, волшебные камни, поделки из бирюзы могли иметь только чисто психотерапевтическое значение. Обладание бирюзой придавало силу, уверенность, хорошее настроение, веру в победу. Только один царь — Иван Грозный — не любил бирюзы. Он верил, что бирюза, блекнущая в руке, предвещает смерть. Царь ценил камни, скупал, коллекционировал их и любил показывать гостям, сопровождая показ мистическими рассуждениями. Он верил, что рубин способен очищать его испорченную кровь; сапфиры охраняют таинственной силой, а бирюза-пре-дательница может выдать его помыслы. Поэтому и не любил ее.

Бирюзу давно стали подделывать, а сейчас успешно имитируют. В древнем Египте умели накладывать на металл эмаль, практически не отличимую от бирюзы. Кроме старой бирюзы среди ювелиров бытует новая, или одонтолит. Обычно это кости животных, пропитанные окислами или купоросами меди.

В Мексике, вблизи Санта-Риза, встречено месторождение прозопита. По внешнему виду, твердости, блеску, отражательной способности прозопит очень похож на бирюзу и вполне может служить ее заменителем.